Топ-100 Глава 4. Заново родиться - 7 Июля 2017 - Блог - Mumsdiary - записки начинающего писателя
Главная » 2017 » Июль » 7 » Глава 4. Заново родиться
10:36
Глава 4. Заново родиться

Вот и настал день икс и я наконец все узнаю. Мне с трудом удалось уговорить Макса не брать Анюту с собой, пришлось придумать уловку – сказала, что она простыла, и благополучно оставила ее с Машей. Не хватало еще, чтобы ребенок с детства забивал себе голову взрослыми глупостями. Однако на этом проблемы не завершились, оказалось, что абы в чем туда не пойдешь и ни один мой наряд не подходит.



Сначала я надела простые синие джинсы и белую рубашку с длинными рукавами, но Макс буквально испепелил меня взглядом, когда увидел, во что я одета, затем я решила примерить свою самую длинную юбку, но и она оказалась чересчур откровенной. В конечном итоге наиболее подходящим вариантом оказалось мое черное вечернее платье в пол с длинными рукавами, но открытой спиной, хотя данный нюанс я смогла спрятать под легким кардиганом.



В вечернем платье, кое-где блиставшем пайетками и бисером,  поверх которого был серый кардиган, а голова и вовсе замотана в шелковый палантин, из которого то и дело выбивались непослушные пряди, я выглядела и чувствовала себя более чем глупо. Хотя Макс мой вид оценил и одобрил, сказал, что я выгляжу немного помпезно, но зато целомудренно. Целомудренно?! Нет, вы это слышали?



Разобравшись с одеждой, мы поехали в общину, никакого особого повода не было, просто совместная молитва и лекция учителя Исмаила. Не знаю почему, но эти лекции все очень любят и никогда не пропускают, а еще нельзя пропускать совместные молитвы. Не совсем понимаю, что я там буду делать, но отступать некуда.



Вот мы и добрались до высоких кованых ворот общины, кругом припаркованы дорогие авто, так что яблоку негде упасть. С трудом припарковавшись на другой стороне улицы, мы идем к тем самым воротам, по пути Макс то и дело здоровается со своими новыми друзьями, которые с недоверием посматривают на меня, да, выгляжу я конечно странно.



 За воротами довольно приличный сад, с ухоженными деревьями, клумбами и коротко стриженным газоном, прикидываю в уме сколько может стоит содержание данного хозяйства – выходит  немало. Зданий здесь несколько, одни служат для хозяйственных целей, другие – учебные классы, есть здесь и общежитие для тех, кто приехал учиться издалека, также оно служит приютом для бездомных и попавших в беду. Наконец мы доходим до главного, самого большого здания, в котором обычно проходят все ритуальные действа общины.



Внутреннее убранство достаточно скромное, но не дешевое. Кругом на полу расстелены ковры, поэтому все прихожане разуваются и снимают верхнюю одежду в гардеробе. Примечательно, что вход для женщин и мужчин раздельный, так же и с раздевалками. Мужчины отчего-то проходят в здание через парадный вход, а женщины через черный – дискриминация какая-то. Мужчины и женщины оставляют верхнюю одежду и сумки в гардеробе, но головные уборы не снимают, также возле каждого входа стоит запечатанная денежная урна, в которую все прихожане опускают банкноты разного номинала – с каждого по возможностям, так сказать.



В холле мужской и женский потоки встречаются, я ищу глазами Макса, он слился с толпой одинаково одетых бородатых мужчин. Я же, в отличие от него, выделяюсь как белая ворона на фоне местных женщин. Мужчины одеты в простые рубахи и штаны, в основном, белого цвета, есть серые и черные. Женщины же, напротив, одеты ярко и нарядно, также не поскупились они на косметику, кисти многих девушек расписаны хной. Более зрелые и тучные особы одеты попроще, в объемные бесформенные балахоны, молоденькие девушки пестрят нарядами и украшениями, которые щедро обрамляют их платки и тюрбаны.



– Вот и моя супруга, – доносится до меня знакомый голос, я оборачиваюсь и вижу Макса в компании нескольких мужчин, один из них пожилой старец в белой рубахе по колено и длинной бородой, наверное, это и есть Исмаил.



 – Знакомься, дорогая, это мой наставник и добрый друг Исмаил, – говорит Макс, обращая свой взор в сторону старца, я была права.



– Очень приятно, наконец-то познакомиться с вами. Чувствуйте себя как дома, мы все здесь как одна большая семья, – говорит Исмаил и обводит всех присутствующих взором.



После этих слов женщины вокруг начинают меня обступать, каждая из них протягивает мне свои руки, чтобы поздороваться. Все проявляют какое-то неестественно чрезмерное дружелюбие, каждая делает мне комплимент, некоторые даже обнимают и все как одна повторяют: «Добро пожаловать в семью!» 



– Спасибо, – такое внимание немного меня смущает, – Макс, то есть Сабир, мне много рассказывал о вас.



– Я надеюсь, что и вы станете частью нашей семьи, ведь муж и жена – это одно целое, – завершив фразу, он разворачивается и проходит в дальний зал, увлекая за собой толпу мужчин и Макса в том числе. Женщины устремляются вниз по лестнице, так что мне ничего не остается, как следовать за ними. Несмотря на то, что женщин здесь не меньше чем мужчин, нам почему-то приходиться ютиться в небольшом зале цокольного этажа, в то время как мужчины заняли просторный зал наверху. По углам установлены динамики, так что мы можем слышать то, что происходит наверху.  С того момента как мужчины ушли, интерес со стороны здешних женщин ко мне угас, меня словно сторонились и не замечали.  Стульев, как и какой бы то ни было другой мебели, в зале не было, все сидели на полу, здесь был расстелен пушистый мягкий ковер, так что особого неудобства никто не испытывал. Все сидели небольшими компаниями по пять-шесть человек.



– Можно здесь присесть? – обратилась я к одной из девичьих стаек, но меня почему-то проигнорировали, а одна девушка с большой блестящей стрекозой на тюрбане даже деловито отвернулась от меня, словно от прокаженной. Не то, что бы я была чувствительной особой, но такой резкий поворот событий меня обескуражил. Еще минуту назад они чуть ли не в любви мне клялись, но как только мужья покинули предел видимости, они из милых и гостеприимных святош превратились в стервозных лицемерок.



– Садитесь здесь, тут свободно, – обратилась ко мне молоденькая симпатичная девушка, сидящая в уголке у входа.



– Спасибо, – снова ощутила прилив уверенности, – я уже было подумала, что стала невидимкой.



– О, не обращайте на них внимания, – тихонько сказала мне моя новая знакомая, – они просто боятся или завидуют, вы же новенькая.



Тут на нас шикнула грузная дама в бесформенном балахоне в мелкий цветочный принт, делающую ее похожей на перину в бабушкином напернике. Из колонок послышался громкий мужской голос, который не то пел, не то молился – видимо это призыв к молитве. Действительно, все женщины встрепенулись, оправили свои одежды, встали в плотные ровные ряды и принялись нашептывать молитвы. Мне стало неловко, появилось ощущение, что я подглядываю за чем-то интимным и сокровенным. В комнате было довольно душно и жарко, пайетки и бисер неприятно царапали кожу, в кардигане было жарко, а из под палантина выбивались волосы.



 К счастью, их молитва быстро закончилась, и девушки снова разбрелись по залу, а моя компаньонка вернулась ко мне.  Увидев, как я борюсь со своими непослушными прядями, она учтиво пришла мне на помощь, из своей маленькой сумочки она извлекла несколько маленьких английских булавок и зафиксировала мой «платок».



– А, вот как вам удается его закрепить, – удивляюсь я ее находчивости.



– Не переживайте, скоро вы тоже научитесь и сможете завязывать десятки различных платков, – уверяет меня девушка, но я надеюсь, что мне это не пригодится.



– Спасибо, вы так ко мне добры, забыла спросить ваше имя, – опомнилась я.



– Меня зовут Аиша, а вас ведь Лена?



– Да, верно. А почему ты одна?



– О, не волнуйтесь об этом, просто у нас здесь не очень любят новеньких и незамужних.



– По-моему ты слишком молода для замужества, да и в чем проблема вообще?



– Да, нет, не слишком, – улыбается Аиша. – Все боятся, чтобы мужья не взяли вторую жену.



– Вторую жену, как это вообще возможно? Вы в курсе, что это незаконно?



Тут на нас снова шикнула тетка, и нам пришлось на время прервать наш разговор, в динамиках вновь послышался голос, теперь он звучал на привычном языке, на этот раз – это была проповедь. Исмаил говорил о преданности, приводил в примеры истории из древности, больше напоминавшие сказки из сборника «Тысяча и одна ночь». Когда тетка забыла о нас и расслабилась, я снова обратилась к девушке:



– Вас устраивает ваше положение?



– Да, вполне, – она даже немного удивилась, было понятно, что ее больше удивляет то, как я живу, поэтому больше я ее расспросами донимать не стала. Аиша оказалась довольно разговорчивой и пока одни с раскрытым ртом слушали проповедь, я с не меньшим удивлением слушала девушку. Она рассказала мне про Исмаила, как он основал общину, про его семью, оказалось, что в общине существует целая негласная иерархия, по которой наиболее приближенные к семейству старейшины имеют наибольший вес и уважение.



После долгой проповеди вся община вновь собралась в фойе здания, мужчины и женщины вновь разошлись по разным гардеробам. Ко мне подошел муж с высоким худощавым мужчиной.



– Это Хаджар, – представил своего спутника Макс, – он проводит лекции и хотел бы тебя завтра пригласить.



– Я даже не знаю…



– Приходите, – настаивает Хаджар, – мы как раз разбираем основные вопросы, думаю, что вам это будет полезно и интересно.



– Ты ведь и сама хотела во всем разобраться, – подхватывает Макс, – тебе понравится.



– Ну хорошо, – сдаюсь я.



По дороге домой мы молчим, каждый думает о своем, Макс, наверное, размышляет над словами Исмаила, он всегда предает особый смысл всем его проповедям. Бывает, что придя домой, он тут же идет в кабинет, записывает в тетрадь услышанное, долго размышляет в одиночестве, затем выходит весь окрыленный и начинает мне все пересказывать, то и дело, восхищаясь мудростью своего учителя. Я почему-то не могу разделить его восторга, по-моему, это обыденные и очевидные вещи, местами и вовсе за гранью разумного. В какой-то момент мы стали говорить на разных языках и отдалились – это пугает меня все больше и больше.



Посещение общины еще сильнее заставило меня усомниться в правильности выбранного Максом пути. Эти люди не вызывают у меня доверия, они улыбаются тебе в лицо, а за спиной лукавят. Община поглощает личности, все ее члены, словно на одно лицо, имеют один образ мышления, а если кто-то осмеливается проявить собственную индивидуальность, то он тут же подавляется и поглощается ею. Стремление быть как все, быть одним единым целым, сдерживает естественное человеческое желание к индивидуализации.



Если честно, то, что я увидела и услышала сегодня, меня привели к неоднозначному выводу, и я даже не представляю, что услышу и увижу завтра на лекции.  Возможно, мне попытаются внушить, что двоеженство – это прекрасно и не нужно препятствовать этому. От этих мыслей становится не по себе. С мужем своими впечатлениями и переживаниями я пока делиться не буду, скорее всего, он мне не поверит или не воспримет всерьез. А что и как будет завтра, время покажет.

Читайте также:

Происходит загрузка...
Категория: Рассказы | Просмотров: 128 | Добавил: VeronikaKalimullina | Теги: Секты, религия, заново родиться, рассказы, религиозный фанатизм | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar
Вверх