Топ-100 Уродство личности. Глава 3. Развязка - 26 Мая 2017 - Блог - Mumsdiary - записки начинающего писателя
Главная » 2017 » Май » 26 » Уродство личности. Глава 3. Развязка
19:23
Уродство личности. Глава 3. Развязка
Наконец-то этот день закончился. Как сказал бы Высоцкий: «Приду домой. Закрою двери. Оставлю обувь у дверей. Залезу в ванну. Кран открою. И… просто смою этот день» Да, именно таков мой замысел на сегодняшний вечер. Но тут я слышу, как меня кто-то поспешно настигает.

- Андрей, постойте, - слышится позади знакомый голос.

- Клариса? - оборачиваюсь и вижу виновницу моего плохого настроения.

- Что-то случилось? Извините меня за панибратство, я не должен был так с вами разговаривать.

- Нет, это вы меня, пожалуйста, простите за резкость. Понимаете, я живу в маленьком городе, где все друг друга знают, и если я завяжу, какие бы то ни было, пусть даже дружеские, отношения с мужчиной, меня просто заклюют.

- Ну да, действительно, - огромный груз обрушился с моих плеч, на душе сразу стало легко. - Мне стоило самому об этом подумать.

- Ничего, значит мир? - с этими словами она добродушно протянула мне свою маленькую изящную ручку.

- Мир! - говорю я и крепко сжимаю ее руку в честь нашего примирения.

- Может, поболтаем? Мы ведь так и не познакомились как следует.

- Я с радостью, а как же муж? Не хочу, чтобы из-за меня были проблемы.

- Да, похоже, что обо мне вам уже все доложили, - с грустью в глазах заметила она.

- Нет, не все. К тому же я не привык доверять слухам.

- О чем же гласят слухи?

- Говорят, вы несчастливы в браке, - неохотно сознаюсь я.

- Жалкие завистницы! - она со злобой сжимает свою сумочку, а глаза начинают предательски наполняться влагой.

- Простите меня, я как идиот, передаю вам пустые женские сплетни! Не обращайте внимания на них.

- Нет! Все это правда. Они говорят правду! - она опустилась на колени, прикрыла лицо глазами и зарыдала, словно маленький ребенок, совершенно не стесняясь моего присутствия.

Я замер, мне было трудно видеть ее такой, в горле застрял ком, вспомнилась собственная боль. Мне и прежде приходилось видеть рыдающих женщин, но все эти слезы были такими наигранными и театральными, несравнимыми с ее. Она плакала по-настоящему, из ее глаз изливалась обида и безысходность. Я сел рядом с ней, положил руку на плечо и сказал:

- Поплачьте, поплачьте и вам станет легче. Если захотите, мы потом поговорим об этом. Просидев некоторое время в таком положении, она немного успокоилась, затем поднялась и наспех привела себя в порядок.

- А теперь, мы можем с вами поговорить, только не здесь, - предложил я, и мы отправились в загородное кафе, где нас никто бы не смог потревожить.

В кафе было пусто, впрочем, как и положено, в будний вечер, бармен тоскливо натирал фужеры, а в углу играл на гитаре местный музыкант. Играл, хотя, довольно неплохо. Мне сразу вспомнились мои любимые вечера в дорогом кафе, в центре города, в котором часто устраивались бардовские вечера. В один из таких вечеров я и познакомился с ней, с той, что разбила мне сердце. Дежавю. Старательно отгоняя прочь нахлынувшие воспоминания, заказываю кофе, и мы садимся за маленький круглый столик, в самом углу крохотного зала.

- Что вас так мучает, Клариса? Поделитесь со мной, - неспешно начинаю я трудный разговор.

- Я всегда была послушной, - начинает она издалека. - Моя сестра, она была шебутная, всегда в эпицентре всего, маме было с ней нелегко. А я старалась, отдавалась учебе, и даже когда на последнем курсе встретила его, то все равно продолжала держать марку.

- Вы говорите о своем муже?

- Что? Нет, - резко отвечает она и морщится, словно вспомнила о чем-то крайне мерзком и неприятном.

- Это была моя первая любовь, совершенно не идет в сравнении с ним. Несмотря на то, что он только окончил институт, он уже подавал большие надежды, его сразу же взяли на престижную работу. Он сам себе купил машину, в кредит конечно, но ведь все его сверстники еще катались на отцовских. Это была любовь с первого взгляда, но все было хорошо, чтобы быть правдой, - погрузившись в воспоминания, она грустно молчала.

- Что же произошло, - прервал я молчание.

- То, что всегда происходит в маленьких городах и деревнях - зависть. Ему наговорили обо мне всякого, ну а я была слишком гордой, чтобы перед ним оправдываться. Затем, немного погодя, встретила своего мужа - полную его противоположность - местный уличный хулиган без образования, живущий на довольствии родителей. Он и до этого за мной ухлестывал, но я его не замечала и не подпускала близко, а тут все так сложилось. Я выскочила за него замуж, наспех, никого не слушая, назло. Оказалось, что назло себе. Вот и вся история, тривиальная до безобразия.

- Но ведь вас что-то в нем привлекло, неужели все так плохо? Может просто стоит забыть прошлое и попытаться жить дальше.

- Разве я не пыталась? Привлекло то, что и всех женщин, в таких мужчинах нас захватывает грубость, независимость и решительность. Но потом, мы жалеем и страдаем от того, на что прежде прельстились. Если бы вы знали насколько это мелкий и гнусный человек! Неспособный чего-либо добиться самостоятельно, он пытается лишить меня возможности проявлять себя. Знаете, ведь работа - это единственное, что наполняет мою жизнь смыслом. Я полностью отдаюсь призванию и полностью нахожу себя в нем. Он это видит, видит мои успехи, и они его ранят. Ему невыносима сама мысль о том, что я чего-то стою, а он нет! И за это он меня терзает.

- Но мы ведь не в средние века живем, можно же развестись.

- На словах все просто. Ведь мы уже так пять лет живем и каждый год я обещаю себе, что прекращу это, что брошу его. Я ведь даже обежала все банки и подала документы на кредит, чтобы купить себе наконец-то жилье. Он меня до сих пор не прописал, представляете себе? Я - бомж! Сколько раз я обещала себе его бросить! Но я не могу, понимаете? Несмотря на всю его гнусность, он все же единственный близкий человек, который у меня остался. Матери больше нет, а сестра далеко отсюда, да мы никогда не были с ней близки, она меня не примет и не поймет.

- Все только кажется таким уж неразрешимым, вам нужно лишь сделать первый шаг, а прежде, разобраться в себе, - с уверенностью маститого психолога, заключаю я.

- Легко говорить, знаете, сколько психологов мы обошли? Все это враки, они ничего не понимают, твердят в один голос заученные книжные фразы и все. Да уж, трудный случай, подумал я, но мои размышления тут же прервал ее вопрос:

- А какова ваша история? Я ведь поделилась, раскройтесь и вы? Что вас привело сюда, ведь что-то привело?

- О, моя история столь же тривиальна, что и ваша. Да, меня действительно привел сюда случай, не самый приятный случай, - заметил я, и погрузился в печальные воспоминания о своей жизни. - Как вы вероятно уже знаете, я из столицы, занимал не последнюю должность в немаленькой компании. Ничем не был обделен, и был у меня друг, лучший, надо сказать друг. Но была в нем одна черта, которая, впрочем, мне весьма импонировала - стремление быть во всем первым. Он добивался всего, что хотел. Это помогло ему с отличием окончить учебу, сделать карьеру. Несмотря на то, что мы были друзьями, мы всегда соревновались меж собой, и он всегда одерживал верх. Кроме одного случая. Нам понравилась одна девушка, но она предпочла ему меня. Однако его это не устроило. В конечном итоге, я застал их у себя в кабинете, не стал слушать объяснений, сел в поезд и примчался сюда. Сам не знаю зачем.

- Удивительная история. Но почему сюда? До нашей станции ведь полно городов.

- Потому что здесь мне всегда помогали, каждый раз, когда я испытывал трудности, находил здесь приют. Видимо машинально, ноги сами привели.

- Если честно, то вы меня еще больше запутали.

- Это родной город моей бабушки, она меня вырастила. Не то, чтобы я был сирота, просто родители, всякий раз, когда им нужно было решить какие-то свои проблемы или я просто доставлял им неудобства, отправляли меня к ней. Приезжал я хилым и тщедушным мальчишкой, а уезжал пышущим здоровьем юнцом. Она со мной занималась, водила в бассейн, на гимнастику, я заводил здесь друзей. Для меня этот город, словно оазис в пустыне жизни.

- Да, повезло вам с бабушкой, она и сейчас здесь живет?

- Нет, ее давно уже нет.

- Соболезную.

- Меня что-то потянуло сюда, я должен был сменить обстановку, вероятно, я хотел встретить кого-то, похожего на нее.

- Встретили?

- Нет.

- Все это так печально и вместе с тем удивительно, и странно.

- Возможно.

- Спасибо, что поделились, и что выслушали тоже. В жизни так редко встречаешь людей, которые умеют слушать.

Бармен известил нас о том, что кафе закрывается, и мы поспешили обратно в город, каждый поехал к себе домой, захватив с собой частичку другого. Я, наконец, освободился от груза, который так долго меня тяготил. Впервые я поговорил с кем-то о случившемся, прожил все заново, но мир, к моему удивлению, не рухнул, наоборот, стало легче. Воспоминания уже не тревожат и не причиняют боли, время действительно лечит.

Мои дни потекли быстрее и, хотя работа моя практически завершилась, я не спешил срываться с места. Отношения с Кларисой развивались по строго намеченному плану: днем мы изображали стерву-начальника и робкого подчиненного, а вечером, когда никто не видит, общались, как ни в чем не бывало. Приятно было вновь обрести друга, человека, который способен разделить твою печаль. Одно меня пугало в ней, иногда казалось, что в ее теле уживаются несколько личностей одновременно. Гнев резко сменялся радостью, трудно было предугадать, как именно она отреагирует и что скажет. Возможно, я себя просто накручиваю.

И вот, в один из обычных пятничных вечеров, когда мы обычно «дружно» едем всем отделом тренироваться, на горизонте появился ее муж. Кларису словно обдало кипятком при его виде, лицо скривило неприязнь, и она резкими шагами направилась к нему. Разговор между ними состоялся явно не из приятных, тем не менее, они вместе направились к выходу и уехали. Я немного волновался за нее и постарался быстрее освободиться, настроения тренироваться не было. Волнения были не напрасны, посреди ночи меня разбудил тревожный звонок, я не сразу понял кто звонит. Женщина рыдающим и срывающимся на крик голосом умоляла помочь.

- Я так больше не могу! Слышишь? Он убивает меня, ууубииваает…

- Клариса? Это ты? - я никак не мог поверить в происходящее. - Что произошло? Что он с тобой сделал?

- Приезжай, я умоляю тебя!

Ничего не соображая, я наспех оделся и помчался к ней, благо жила она в нескольких кварталах от меня, поэтому добрался я быстро. Свет в ее окне горел, и было видно, как мечутся по комнате люди. Я быстро миновал три пролета, еще не зная, что буду делать, и что вообще происходит, я нервно нажал на звонок. Крики за дверью стихли, и она распахнулась, передо мной стоял он.

- Вы не вовремя, - резко и сухо ответил он и поспешил закрыть дверь.

- Мне позвонила Клариса и я не уйду пока не буду убежден, что она в порядке, - сказал я и заслонил собой дверь.

- Вот видишь! Ты не единственный, не единственный! - прокричала Клариса за его спиной. Мне было трудно узнать ее, она была словно не в себе: волосы были распущены и взъерошены, глаза бешено смотрели то в одну, то в другую сторону, а сама она тряслась.

- Что ты с ней сделал! - оттолкнув ее мужа, я бросился к ней.

- Он убил меня, убил! - истерично прокричала она. Внезапно ее лицо стало серьезным, она крепко вцепилась мне в руку и зловеще прошептала:

- Сбежим! Сбежим вместе, нас никто не поймает!

- Послушайте, Клариса больна, вам лучше уйти, - спокойно произнес ее муж.

- Что с ней такое? Чем ты ее накачал? - кинулся, я было на него, но его уравновешенность и спокойствие меня остановили.

- Пойдемте со мной, - и мы вместе направились в комнату, где он достал из стола больничную карту с именем Кларисы. Это была карта городской психиатрической лечебницы, в которой она состояла на учете по шизофрении. Шизофрения! Но как? Теперь мне стали понятны все ее перепады. Клариса, между тем, стоявшая все это время в дверях, внезапно резко бросилась к нам, вырвала свою карту, упала навзничь на пол и стала биться всем телом, выкрикивая: «Убийцы! Вы меня убили!»

Муж ее, в отличие от меня, не растерялся, он достал из того же стола шприц со жгутом, крикнул мне: «Помогай, что смотришь! Подержи ее, вот так» Со знанием дела, он резко накинул жгут ей на руку, одним ловким движением вколол препарат. Спустя минуту, она успокоилась и уснула. Он бережно вытер ей лицо полотенцем и отнес в спальню. Я стоял, как остолбенелый на месте, не двигаясь. Вернувшись в комнату, он предложил:

- Покурим?

Несмотря на то, что я за здоровый образ жизни, я не смог ему отказать, и мы вместе отправились на балкон.

- Это наследственное, передалось от матери, - первый прервал он молчание.

- И часто так с ней?

- Нет. Она принимает лекарства, они купируют болезнь и ее проявления, но весной и осенью случаются обострения. Если прекращает прием лекарств, срывается. Я не знаю, что она вам про меня наговорила и какие отношения между вами…

- Ничего нет, поверьте, мы просто друзья, - заверил его я. - Но, как же она работает и вообще? - не укладывалась у меня в голове.

- Поверьте, она вам не друг. Клариса весьма значима, поэтому на многое здесь закрывают глаза.

- Значима? При всем уважении, но работа с подростками…

- Это не то, чем она занимается на самом деле, - резко перебил меня он, - она собирает информацию о людях. Следит, внедряется в доверие, однажды даже легла в больницу, чтобы шпионить.

- Не могу в это поверить, что за глупости!

Пожалуй, с меня на сегодня хватит, бросаю окурок в темноту и ухожу. По дороге домой я не могу выбросить из головы его слова, неужели она просто следила за мной? К счастью, мне не составит особого труда, проверить это. Суть новой системы, которую я битый месяц внедрял, состоит в том, чтобы объединить все учреждения города в одну сеть. Нужно это для того, чтобы руководство могло следить за работой подведомственных объектов на едином портале, да и обычным людям был открыт доступ к искомой информации.

За пять минут я взломал доступ к личным файлам Кларисы и убедился в том, что муж ее не солгал. Здесь были гигабайты файлов с докладами, она поминутно расписывала свои диалоги, составляла детальные отчеты - вот что она имела в виду, когда говорила, что полностью отдает себя работе. Доносы были настолько скрупулезно составлены, было учтено все вплоть до мелочей. Здесь нашелся и мой. Дословно передавались все разговоры, а на полях стояли ее замечания и пометки.

Боже, какое уродство! Все, хватит! Пора домой! Но я должен был поставить окончательную точку в наших отношениях, пару кликов мышью - и дело сделано. Я выставил в общественный доступ все файлы, когда-либо создаваемые ей, а в довершении, прикрепил выписку из психиатрической лечебницы к ее личному делу. Теперь все. Домой.

 
 
Все персонажи являются вымышленными, и любое совпадение с реально живущими или жившими людьми случайно.

Читайте также:

Происходит загрузка...
Категория: Рассказы | Просмотров: 113 | Добавил: VeronikaKalimullina | Теги: высокомерие, алчность, Уродство личности, рассказы | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar
Вверх