Топ-100 Заново родиться. Глава 6 - 1 Августа 2017 - Блог - Mumsdiary - записки начинающего писателя
Главная » 2017 » Август » 1 » Заново родиться. Глава 6
19:18
Заново родиться. Глава 6

В двери скрипнул замок, и я поняла, что Макс дома. Затем за ворохом дел пролетел вечер, и только уложив ребенка, мы смогли, наконец, поговорить. Он ожидал меня в своем кабинете, лицо его было суровым и источало неприязнь.

– Нам нужно поговорить, – сглотнула я.

– Да уж, потрудись объясниться! – сходу набросился он на меня. – Что ты такое устроила? Мне весь день пришлось краснеть и извиняться за тебя!

– Что? Да что ты такое говоришь?! Мало того, что мне пришлось наряжаться неизвестно во что, так все эти люди смотрели на меня свысока, а уж чего я там наслушалась – это вообще отдельная тема!

– Никто не смотрел на тебя свысока, с первых минут тебя приняли в семью, а ты стала над всеми насмехаться!

– О, я вижу, ты тоже ослеплен мыслью – поселиться в райском саду.

– Да, что ты об этом знаешь!

– Достаточно наслушалась от вашего Хаджара. Вместо того чтобы кидаться на меня с обвинениями почему бы тебе сначала не выслушать меня?

– Хорошо. Я слушаю.

– Макс, я понимаю, ты многое пережил, натерпелся. Я знаю, что ты хочешь изменить себя в лучшую сторону и все это ради нашей семьи, но эти люди – они не могут помочь тебе, так как сами нуждаются в помощи. У всех них есть свои проблемы, комплексы, которые они ловко прячут за своей идеологией, но если присмотреться – они больны. Ведь фанатизм – это болезнь. Многие поменяли выпивку, наркотики, азартные игры на молитвы, пост и воздержания, но они не излечились – это самообман, не более.

– Ты не понимаешь, о чем говоришь, – сухо прервал меня Макс. – Я понял твою позицию, отныне тебе не стоит посещать нашу общину и лезть в мои дела, если ты чего-то не в состоянии понять – это не дает тебе права осуждать или насмехаться!

Больше мы эту тему не поднимали, однако я не оставляла попыток вернуть своего прежнего Макса. Я решила пойти другим путем – не словом, а делом. Мне захотелось, чтобы Макс испытал ностальгию по прежней своей жизни, возможно, тогда он сможет взглянуть на свою нынешнюю жизнь по-другому. Я решила устроить вечер пиццы с хорошим фильмом и его последующим обсуждением, совсем как в прежние времена, но столкнулась с проблемой – давние друзья мялись и отнекивались. В итоге собралось три с половиной человека вместо запланированных десяти, вечер не задался с самого начала. Максим отказался есть пиццу, потому что засомневался в ее составе, затем и вовсе ушел в свою комнату, когда Маша достала бутылку вина. Спустя час у всех появились неотложные дела, и компании как не бывало.

 Но я не собираюсь так просто сдаваться. То и дело мы смотрим фильмы о смысле жизни, я отправляю ему различные вырезки из журналов со статьями про религиозный фанатизм и секты. А еще у меня припасен нехилый такой козырь в рукаве – скоро отпуск и мы летим на море. Этот отдых мы запланировали год назад, когда этой религиозной шайки и в помине не было, мы долго откладывали и, наконец, скоро этот день настанет. Вдали от влияния своих фанатичных дружков, на солнечных пляжах он придет в себя, и мы вернемся домой счастливые, отдохнувшие и обновленные. Скорее бы!

Оставались какие-то считанные дни до долгожданного отпуска, и я заговаривала о нем все чаще, буквально каждая фраза была о нем, только Макс угрюмо молчал, и я заподозрила что-то неладное. Он почему-то совершенно не принимал участия в сборах и у меня возник к нему резонный вопрос:

– Ты вообще на море собираешься ехать или в общине останешься? – с усмешкой обратилась я к мужу.

– Пожалуй, самое время обсудить этот вопрос, – подобный тон не предвещал ничего хорошего. – Знаешь, в такое непростое время ездить по морям не совсем правильно, лучше потратить средства на что-то более разумное.

– Что ты имеешь в виду? Что может быть разумнее семейного отдыха?

– Ты действительно считаешь, что валяться на пляжах голышом, поедая горы еды, запивая при этом все спиртным – это полезный отдых для семьи?

– Вот только не начинай свою песню, Максим! Это ты хочешь жить как монах-отшельник, а мы с Анютой на это не подписывались! Хочешь сидеть здесь и ныть, как несправедлив мир – пожалуйста, а мы поедем на море и оторвемся на всю катушку!

– Я мужчина! – тут он встал, решив показать свою значимость. – И я в ответе за вас, поэтому вы никуда не поедете! Я отдал деньги в фонд общины, теперь они пойдут на благое. Я все сказал.

Тут он гордо прошествовал в сторону выхода, но от меня так просто не уйдешь: одним рывком я перескакиваю через диван и преграждаю ему путь.

– Как это ты отдал наши деньги, а меня ты спросил? Это наши общие накопления! – мой дикий крик негодования, наверное, слышал весь дом.

– Я мужчина – я хозяин! Всеми средствами в доме распоряжаюсь я. Женщина, сядь и посиди – подумай, что в жизни есть что-то поважнее курортов и СПА! – он схватил меня за плечи и небрежно усадил на кресло, а сам ушел.

Посидев полминуты в ступоре, я бросаюсь в кабинет, проверить слова Макса. Он не солгал – наш тайник пуст, он все отдал. Год мечтаний, год сбережений – все коту под хвост! Но если они думают, что смогут заставить  меня плясать под свою дудку, то тут они дико ошибаются. Хочет он того или нет, но я поеду в запланированный отпуск.

Вечером мы уже летели в самолете по направлению к теплым берегам, а Макса ждала на столе записка, следующего содержания:

«Многоуважаемый муж, Макс или Сабир, как тебе больше нравится, извещаю тебя о том, что мы с Анютой отправились на море, несмотря на твой протест. Если тебе так дорога твоя община, что ты и дня прожить без нее не можешь дело твое, но я жить так больше не могу и не хочу, а потому в наше отсутствие советую серьезно задуматься о нашей дальнейшей жизни. По приезде мы отправимся в гости к маме, поэтому скоро не жди, а если изменений не последует, то, скорее всего нам придется расстаться навсегда.

Пока еще любящие тебя Лена и Нюта.

P.S. О средствах не волнуйся, нам всего вдоволь хватит, я воспользовалась нашим общим сберегательным счетом. Ты конечно на машину копил, но отдых ребенка – это ведь святое!»

******

Спустя три недели.

Несмотря на свинский поступок Макса, отдых выдался замечательным: мы вдоволь накупались, нагулялись и отдохнули. Но Макс, ни разу нам не позвонил, ни когда мы были на море, ни дома у мамы, на мои сообщения он упорно не отвечал. Понятно, что он обиделся – я воспротивилась его воле и без спроса (так же как и он) воспользовалась его сберегательным счетом, но ведь это он все заварил и, я надеялась, что он одумается и ему хватит мужества все исправить. Эти мысли не дают мне покоя, скоро я доеду до дома, но что я там увижу – это остается загадкой. Собрав волю в кулак, я вхожу в родной подъезд, прохожу два пролета и вставляю ключ в дверь, но она не поддается. Что за бред? Пробую снова, но ключ бесполезно болтается в замочной скважине. 

По ту сторону двери послышался шорох – это Макс услышал меня. Но за закрытой дверью был вовсе не мой муж, а какая-то незнакомка в пестром платье в пол и, такого же цвета, тюрбаном на голове. «Не поняла, он домработницу из общины нанял?» – первое, что промелькнуло в моей голове.  Затем я оглянулась – вдруг я подъездом ошиблась, но нет – мой.

– Здравствуйте Лена, Макс дома, проходите, – дружелюбно пригласила меня в собственную квартиру незнакомка.

– Спасибо, – сухо выдавила я.

Я прошла на кухню и увидела мирно обедавшего Макса, который, как ни в чем не бывало, уплетал голубцы.

– Привет Макс, ты ничего не хочешь мне рассказать? – говорю я, указывая взглядом на женщину.

– Здравствуй, – сказал он, продолжая жевать. – Знакомься – это Аиша моя новая жена.

– Ты, наверное, шутишь.

– Нет, это действительно так. Неделю назад нас связали узами брака, теперь мы живем вместе, кстати, где Аня?

– Аня? Где Аня? Ты хочешь, чтобы я привезла сюда Аню? Интересно и как же ты представишь ей свою пассию? Знакомься Анечка – это твоя вторая мамочка. Так что ли?

– Не перегибай, – раздражается Макс.

– О, я вовсе не претендую, – вмешивается, сидевшая тихо в уголке Аиша.

– Вас то, кто спрашивает! – срываюсь я на нее.

Одним движением бровью Макс показывает девушке уйти, на что та покорно удаляется в другую комнату.

– Какой же ты негодяй! – мое негодование перерастает в истерику. – Меня не было три недели, а ты уже привел в наш дом женщину!

– Во-первых, не женщину, а жену. Во-вторых, не ты ли все это затеяла? Я изменился и единственное, что от тебя требовалось – быть покорной и верной женой.

– Покорной? Тебя ничего не смущает? Я не предмет, не домашнее животное, я – человек, более того – свободная женщина. Если кого-то устраивает положение содержанки, – я кошусь в сторону Аиши, – то знайте же, что я не из их числа!  

– Хорошо, ты сделала свой выбор.

– Что это значит? Чего ты вообще добивался своим поступком?

– Я хотел укрепить наш брак.

– Укрепить брак? Как? Женившись при живой жене?

– Если бы ты не противилась, а постаралась во все вникнуть и понять, то сейчас не реагировала бы так.

– Да лучше бы ты бухал! – крикнула я напоследок и бросилась вон из квартиры словно ошпаренная.

******

Спустя три месяца Лена и Макс оформили развод, право опеки досталось Лене, Максим этому никак не препятствовал и жизнью ребенка в дальнейшем не интересовался. Лена с дочерью переехала в другой город, к матери. У Макса с Аишой родилось трое детей – две дочки и сын, он воспитывал их в соответствии с идеологией своего вероисповедания. Юридическую практику он забросил и потерял лицензию, занялся торговлей, продавал сухофрукты и БАДы в лавке при общине.

Лена устроилась на работу и сняла жилье, так как мама не оставляла попыток выдать ее замуж за Вадима, после переезда нападки не прекратились, однако носили не столь агрессивный характер. Вскоре Аня пошла в школу, стала заниматься гимнастикой и достигла неплохих результатов, чем несказанно радовала мать и бабушку. С отцом она не общалась, разговоры на эту тему в семье заводить было не принято, от мамы с бабушкой она слышала лишь то, что он заболел.

Макс не предпринимал попыток связаться с бывшей женой и дочерью, он ежегодно отправлял подарки ей на день рождения, которые подбирала Аиша на свой вкус. В основном, это были платки, длинные бесформенные платья, четки, сухофрукты и много религиозной литературы. Лена относилась к подаркам скептически – книги попадали в мусорную корзину, а одежду и угощения она отдавала нуждающимся. Вскоре и эти крохотные проявления внимания к дочери со стороны отца прекратились, что нисколько не смутило Лену.

Эпилог

Это было теплое весеннее утро, Лена с Аней возвращались с очередного соревнования по гимнастике с победой. Лена гордилась дочерью, ведь после развода – это была ее единственная радость, единственно важный смысл ее существования. Аня сидела на скамье автобусной остановки, в руках у нее были цветы, а на груди блестела медаль «За первое место». Мама хотела убрать все в сумку, но девочке не хотелось прятать свой трофей, напротив, она хотела, чтобы весь мир радовался вместе с ней. Лена не стала уговаривать дочь, «Пусть ребенок радуется – заслужила» – думала она.

Автобус задерживался, каждый развлекал себя как мог: три девочки подростка оживленно о чем-то щебетали, не забывая при этом все снимать на телефон, задумчивый молодой парень сидел в наушниках уставившись в одну точку, Лена читала объявления. На обшарпанной стене, уродливыми пятнами были расклеены белые, желтые и зеленые листовки. Одни манили дешевыми кредитами, другие предлагали купить что-то, а третьи – услуги мастеров, ремонтников и прочих умельцев. Среди всего этого информационного мусора ее взгляд зацепил до боли знакомые кованые ворота, на старой газете было напечатано фото общины, заголовок гласил: «Ликвидирована очередная радикальная религиозная организация»

Лена подняла с земли мятую газету и стала жадно вчитываться в каждое слово.

«…Накануне вечером была ликвидирована опасная религиозная организация, поддерживающая радикальные взгляды. Многие годы члены общины перечисляли средства в иностранные террористические организации, прикрываясь благотворительностью. Из официальных источников стало известно, что последние 6 лет нелегальным переводом средств занимался бывший юрист Максим Вольный по кличке «Сабир», он, как и многие другие члены преступной организации, был ликвидирован при проведении спецоперации…»

Порыв ветра вырвал из рук Лены газету и унес ее, швыряя из стороны в сторону, раздирая в клочья. Ей на мгновенье показалось, что это не газету раздирает ветер, а ее сердце, до того оно сжалось от боли.

– Мам, пошли. Мам, ты слышишь? – донесся до нее настойчивый голос дочери.

– А? ­– голос предательски дрожал.

– Автобус приехал. Мам, все хорошо?

– Все в порядке, просто соринка в глаз попала, – вновь взяла себя в руки Лена и стала быстро тереть глаз рукавом кофты. – Ну, вот и все – прошло. Идем?

– Побежали мам!

Мать и дочь вбежали в автобус, заняли свободные места, двери захлопнулись и он тронулся, тяжело пыхтя и раскачиваясь на ходу.

 

 

 

 

 

 

 

 

Читайте также:

Происходит загрузка...
Категория: Рассказы | Просмотров: 124 | Добавил: VeronikaKalimullina | Теги: фанатизм, религия, заново родиться, рассказы | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar
Вверх